Кольский полуостров. Река Умба.

перепечатка с http://www.freeride.ru

  Наш путь лежит в район деревни Дедково. По дороге заехали в Апатиты прикупить пива и пряников, причём пива для всех, а пряники исключительно для Митяя, он бедолага очень натерпелся от комаров на почве чего у него началась аллергия несколько увеличившая его размеры. И измученный страданиями Дмитрий перешёл на раздельное питание состоящие из пряников, водки, солёной рыбы с кофе. Весь переезд на Умбу прошёл за восемь часов, включая дозаправку в Апатитах. В семь вечера мы уже на Умбе. Перво-наперво разложили лагерь, приготовились к ночёвке, поставили палатки, запасли дров. Место радовало наличием великолепного соснового бора, близостью реки и гораздо меньшим количеством комаров, что благотворно сказалось на Димином самочувствии. Егеря выписали лицензии, что бы позднее не дёргаться и обеспечить нам спокойную жизнь. 

  Река тем временем неспешно несла свои чистые воды, зазывая к себе мерцанием струй в плавленом золоте заката. Близились сумерки, заметно посвежело, начала плавится рыба. То здесь, то там выскакивала из воды "тинда". Видя такое красивое зрелище, вечерняя трапеза заканчивается по ускоренной программе. Спиннинг сам просится в руки, а ноги сами несут к заветной струе. Помчались вниз, в сторону Семивёрстного порога, но время поджимает и вынуждает ограничиться участком у впадения реки Еловой. Быстро расходимся в разные стороны и приступаем к ловле. Вот полночь близится, а сёмужки всё нет. Ближе к двум часам ночи, когда азарт уже покидает самых стойких, а дневная усталость длинной дороги даёт о себе знать у меня, наконец, случается поклёвка. Рыба, мощно прихватив "long" номер два, несётся живой торпедой сломя голову вниз по течению. Леска бесследно исчезает с катушки, а рыба и не думает останавливаться, и когда на шпуле остаются какие-то жалкие пятнадцать метров я понимаю, что рыба не остановится, надо бежать! Кричу ребятам. Мгновенно рядом материализуется Аlex с подсачеком, чуть вдали виднеется Володя. Бегу, вперед ломая прибрежный кустарник, впереди маячит зеркало залива. Времени нет, а рыба всё уходит и уходит. Боже мой, да это же монстр какой то! Беру вброд залив. Где-то посередине вода подхватывает, я поплыл! Но, слава Богу, через пару метров ноги снова достают до дна. Сёмга останавливается. Подбегает Алекс с подсачеком. Какой подсачек, дружище?! В этом монстре не менее десяти килограммов! Рыбина каменным истуканом продолжает отстаиваться в глубине. Текут минуты. Надо что-то предпринимать. 


Постучал по удилищу, стоит колодой. Затянув потуже фрикцион, пробую сдвинуть добычу силой. Пошла родимая! Из воды показывается огромный спинной плавник. Ага, я знал, что здесь живут бегемоты. Впрочем, стоп, что это? Это же хвост. Подождите, причём здесь хвост? На поверхность воды выходит сёмга среднего для этого времени года размера. Тройник блесны намертво впился в стебель хвоста. Фу, я то думал… Сёмга без всяких церемоний выволакивается на берег. 
Вес трофея, два килограмма восемьсот грамм. Дядя Володя, тем временем вытаскивает хариуса под восемьсот грамм. Ночь давно вступила в свои права, давая понять усталому путнику, что пора на отдых. Возвращаемся в лагерь, где нас ждёт тарелка наваристого борща, жареная лосятина, салат под рюмку водки. 


  Утро следующего дня началось с того, что у нас в лагере объявились японцы. Как ещё можно назвать отдельную часть отщепенцев умудрившихся уничтожить весь улов в практически сыром виде. Утончённое блюдо из нарезки сырой лососятины окуналось в соевый соус с японской горчицей и названо - "суши". Правда, получилось довольно вкусно. 


  После завтрака движимые жаждой подвигов и великих свершений отправляемся вверх по реке в сторону Дедковского плёса. Оставляем за кормой череду очень аппетитных каменистых гряд, подходим к выходу из плёса. Перед глазами открывается панорама разлива, который, постепенно сужаясь, дробится на протоки образуя два острова. Ребята пошли выше по течению, в сторону ближней протоки, а я остаюсь облавливать "пятачок" чуть ниже острова по течению. В течение часа у меня десять хариусов до восьмисот граммов веса. 

  Эти утончённые натуры охотно реагируют на медную "MOCCA" третьего номера и самодельную вольфрамовую "TONY". У ребят пока полный ноль. Вместе переходим в брод протоку и перебираемся на остров. Аlex сходу зацепляет на границе струи из под камня свою первую сёмгу. Пока её вытаскиваем, обмеряем и фотографируем, у Назарова тоже поклёвка! Рыба снимает с катушки половину запаса лески, и пытаясь освободится, совершает несколько головокружительных прыжков. Вот это ловля! Пара рыбин за несколько минут! Причём это первые в жизни Alexa и Димы Назарова сёмги. Обе рыбины примерно одинакового веса, примерно около двух с половиной килограмм каждая. 
  Стало припекать, температура воздуха днём держится на отметке двадцати восьми градусов, температура воды около плюс восемнадцати. Вода прозрачная и каждый дань понемногу убывает. Пора на обед. В лагере нас уже поджидает егерь Саша со своим коронным борщом, жареной картошкой с кусками тушёной лосятины, копчёная рыба и 70% настойка боярышника. После удачной утренней зари и великолепного обеда на заросших лицах друзей читается безмерное счастье и удовлетворение жизнью. Можно неспешно попить чайку, покурить, обсуждая свою удачу, да и прикорнуть на пару, тройку часиков. 
На вечернюю зорьку расходимся в разные стороны. Leon, Alex и дядя Володя с егерем Сашей уходят вниз по течению в сторону Семивёрстного порога, а мы с Назаровым пошли закрепить успех на утреннее место. В два часа ночи у Димы происходит поклёвка, но рыба после свечи сходит. Через полчаса удар по моему спиннингу, великолепный лох закладывает четыре, чередующиеся одна за другой свечи и отправляется догуливать в темноту ночи. Досада гложет чрезвычайно, но ничего не попишешь, удача женщина переменчивая. 


  Вернувшись на базу узнаём, что у ребят дела тоже не заладились. Рыбы рвали лески и, вылетая на поверхность воды серебристыми торпедами, срывались с предательского жала тройника. Восторженных впечатлений много, но закрома пусты. Потягивая под малосолёных хариусов огненную воду, успокаиваем себя мыслью, что утро вечера мудренее. 
  В пятницу встали в двенадцать часов дня. Неспешно завтракаем, поглощая чай с бутербродами и приготовленную на всякий лад лососятину, причём на выбор: рыба копчёная, рыба солёная, рыба сырая. Лёня, взяв спиннинг и Назарова, переправился на другой берег и отправился вверх по течению. Аlex и дядя Володя пошли в ту же сторону по-нашему берегу. А я в одиночном поиске и мой путь вниз по реке. За несколько часов ни одной семужьей поклёвки, правда, весь очевидный неудачный расклад на сегодня несколько разбавляют некрупные кумжи и хариусы, в количестве достаточном для вечерней ухи. Возвращаясь в лагерь, уже в сумерках любуюсь прыжками сёмги на струе прямо напротив лагеря. Успокаивает мысль, что возможно завтра, при такой игре рыбы будет всё по-другому. С этим же настроением после ужина проваливаюсь в сон. 
Суббота. Утро нового дня. Солнце выкатилось из-за кромки сосен и подогрело наш охотничий настрой. И окружающая природа и внутренний голос говорит о том, что сегодня нас ждёт что-то значимое. Настроение у всех приподнятое. Лёня решается на явную авантюру, заглубиться в "дальние дали". А именно, пойти походом вниз по течению на два дня, причём в одиночку, чтоб завистливый глаз не помешал. Назаров, Аlex и дядя Володя пошли к устью Еловой, а я, переправившись на другой берег, иду вверх по течению, ища новые места. 


  Основная струя уходит под противоположный берег, у меня отдельные ответвления стремнины, где языки потока закручивают хитрый серпантин среди огромных базальтовых плит. В одной из ямок за камнем чувствую хватку. Сёмга мечется как угорелая, уходит вверх по потоку разрезая туго натянутой струной лески маслянистое зеркало воды. Приходится изрядно побегать и поволноваться за целостность лески выписывающей хитрые вензеля заполярного автографа среди острой кромки скальных обломков. C невероятным трудом завожу эту хитрую бестию в подходящее тиховодье. Дальше проще, уставшая рыбина берётся за основание хвоста и оттаскивается подальше на берег. Теперь можно, наконец, спокойно посидеть и перевести дух. А заодно и выкурить невероятно вкусную сигарету, размышляя, сколько же силы скрыто в этом выловленном лохе, весом в два килограмма шестьсот грамм. Затем неспешно подправляю тройник принёсшего удачу "камлупера" и отправляюсь дальше выискивать своё охотничье счастье. Солнце играет бликами в бирюзовых струях порога.
  Медленно текут минуты поиска. Блесна, играя золотистыми гранями, отлого уходит ввысь чтобы потом солнечным зайчиком заиграть, забиться на струе, то появляясь, то пропадая среди пенных валунов. Через двадцать минут в ямке на границе струи опять удар и через пару секунд сход. Такова ловля. Даже сход рыбы не смог вывести меня из общего философского настроения. Иду дальше. 


  Проходит около получаса, и в отстойнике около порога мне опять улыбнулась удача. Сёмга весом в два с половиной килограмма игриво прихватила хитрый кусочек металла. Всё, пора домой. На базе выясняется, что у ребят пусто, только Назаров принес одну сёмгу. Дальше следует обед по полной программе с допиванием водки. На вечёрку в гордом одиночестве, парни разбрелись по своим местам. Несмотря на отличную погоду, поклёвок нет, был лишь один неудачный выход сёмги за блесной. Ребята вернулись в лагерь потом. 
  Воскресенье. Последний день в этом благословенном краю. Очень хочется, перед отъездом ещё раз померяться силой с достойным соперником. Что подарит нам красавица Умба под занавес? 
Дядя Володя с Алексом отправляются пытать удачу вниз по течению. Мы, с Назаровым отправляемся обстучать блёснами другой берег, на ямы. На второй яме происходит поклёвка, и после бурного вываживания выводим сёмгу на три килограмма. Больше поклёвок нет, и спустя некоторое время мы возвращаемся на базу. 


Вечером пришёл из похода Лёня и принёс двух сёмг весом до трёх килограмм, результат неплохой, но семнадцатикилометровый переход по тайге, наверное, ему запомнится надолго. 
Прощальный, праздничный ужин прозвучал заключительным аккордом нашего северного путешествия. Мы прощались с рекой, с этим благодатным северным краем с теми простыми русскими людьми, которые помогли нам в этом увлекательном путешествии, нашими егерями. Мы говорили спасибо реке, суровому заполярному краю, могучим серебристым рыбинам, мы говорили спасибо и до новых встреч, Кольский полуостров. Мы уезжаем, но обещаем обязательно вернуться к тебе вновь, в следующих своих путешествиях… 

 



ОБЩИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПО ПОЕЗДКЕ И ДОПУЩЕННЫЕ ОШИБКИ. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОСОБЕННОСТЯМ СНАСТИ И СНАРЯЖЕНИЯ. 
Нижняя Лива. Рано приехали, ход озёрной кумжи ещё не начался. Температура воды была слишком высокой (примерно 18 градусов), поздно нашли Верхнюю Ливу то есть много сил и времени ушло на разведку водоёма. 
Если говорить по снастям, то вполне достаточно "палки" с тестом до 15 грамм и длинной от 2.1 до 2.6 метра. Особенности сложные переходы, много кустов. Приманки: "рапаловский" джоинтед семи сантиметров длинной в плавающем и тонущем варианте, "блю фокс" № 1-3; "мепс" аглия лонг № 1;1,5;2. Хорошо работает "комет блек фьюри" №2. Катушки небольшого размера по шимановской классификации 2000-2500. Верхняя Лива чрезвычайно удобна для ловли нахлыстом. 
Умба. Поездка проходила не в самое удачное для рыбалки время, но, тем не менее, в реке было достаточно много некрупной рыбы (весом до 3,5 кг). Достаточно скромный результат можно вполне объяснить отсутствием опыта в такой рыбалке у подавляющего количества членов команды. Необходимость дальнего заброса на широких участках, а так же наличие мощного течения подразумевает использование мощной снасти. Спиннинги длиной до трёх метров и тестом до двух унций. Для ловли более крупной рыбы хороши более крупные катушки (по шимановской классификации до 4000 размера). При ловле хорошо зарекомендовали себя колеблющиеся блёсны до 25 грамм весом (камлупер 21 грамм; костеры и т.д.). 

СЕРВИС: Огромное спасибо егерям, особенно Саше, в лагере всегда было очень уютно, а питание сытным и разнообразным. Жили в палатках (своих), но можно было пользоваться специально взятой егерской с печкой. 
Специально по нашему заказу егерями была взята с собой лодка "МНЁВ" с подвесным восемнадцатимильным японским мотором. Эхолот, правда, был наш, то есть, взят нами с собой из Москвы. Встреча и проводы в аэропорту были просто великолепны.


Кольский полуостров. Лето 2000 г.

Изложено со слов Владимира Тюрина Алексеем Дудкиным.

В отчёте помещены фотографии Алексея Островского,
Владимира Зинченко и Владимира Тюрина.