Самая загадочная из лососей - горбуша.

Владимир КАРПЕНКО,
зам. директора КамчатНИРО, доктор биологических наук

  Этот вид имеет наиболее высокую численность в западной части тихоокеанского бассейна и дает основную часть добычи дальневосточных лососей. Возникнув много миллионов лет назад и обладая удивительными приспособительными свойствами занимать самые маленькие пресноводные водотоки в период размножения, показывая при этом удивительные примеры возрождения «из пепла», горбуша таит в себе множество загадок, которые, несмотря на длительную историю изучения вида, остаются белыми пятнами, будоражащими исследователей до сих пор. Многие из них характерны для всего рода тихоокеанских лососей, но при их анализе на примере горбуши эти загадки приобретают особый шарм. Трудно перечислить, да, вероятно, к настоящему времени вряд ли все они известны, но обратить внимание на некоторые из них все же хотелось бы.

Хоминг.

  Слово «хоминг» означает способность лососей почти безошибочно возвращаться в реку или другой водоем, откуда они скатились в море. Обратное явление — блуждание, называется «стрэинг». Выраженность хоминга у лососей является основой, на которой базируется прогнозирование их подходов к основным (отдельным) рекам, озерам и к районам размножения, что позволяет определить допустимую величину изъятия промыслом.
Большинство ученых — приверженцев высокого уровня хоминга у лососей, являются специалистами прикладных институтов, в то время как ученые, утверждающие о значительном стрэинге лососей — преимущественно работают в академических учреждениях. Это положение сохраняется не только в России, а и в других странах — США, Канаде, Японии. Что и понятно. Для прикладников высокий уровень хоминга «помогает» в обосновании прогнозов вылова лососей в тех или иных районах воспроизводства, за которые они несут персональную ответственность. Ведь любой просчет, например, Западная Камчатка (1985 г.) или Сахалин (1982, 1993 гг.), приводит к большим экономическим потерям в рыбной отрасли дальневосточных регионов. «Академики» лишены такой привилегии и чаще всего теоретизируют, используя эксперименты в небольших лососевых водоемах и ошибки прикладников. На этот счет существует даже теория «флюктуирующих стад» М.К. Глубоковского и Л.А. Животовского, основывающаяся на слабом хоминге лососей, приводящем к непредсказуемому перераспределению промысловых стад разных регионов. Проблема эта многолетняя и вряд ли будет решена в ближайшие годы. Единственное мое желание — был бы прок от этих споров.
Общепризнанно, что горбуша обладает самым слабым хомингом по сравнению с другими видами лососей. Причем есть достоверные примеры как точного возвращения лососей не только на свои нерестовые площадки, где рыбы родились два года назад, но и в водотоки, весьма удаленные от мест своего рождения. Эти явления часто доходят до абсурда. Так, в первом случае отмечается иногда скопление на небольшом нерестилище такого большого количества производителей, что им буквально негде разместиться, а не то чтобы нерестовать. Рыбы находятся в такой тесноте, что ни о какой природной рациональности не может быть и речи. Однако, чаще всего, несмотря на эти «стесненные» условия нерест горбуши успешно происходит и дает толчок следующему поколению, которое здесь появится через два года, может быть, уже не в таком обилии. В этих случаях выживаемость молоди колеблется от долей процента до нескольких десятков процентов. Можно смело утверждать, что ее вариации самые широкие среди всех лососей. В других случаях обнаруживают меченных рыб, которые были выпущены из одного водоема, за многие сотни и даже тысячи километров в других водоемах. Причем эти факты «блуждания» горбуши не так уж и редки.
Подробно эту проблему исследовал московский ихтиолог Л.Б. Кляшторин, использовав фактические данные из разных регионов, широко известные специалистам. Большинство экспериментальных данных по мечению мальков горбуши свидетельствует о высокой степени хоминга этого вида. В 60-70-е годы возврат горбуши в родные реки тихоокеанского побережья Канады и о. Ванкувер составил 96,6-99,6 %, тогда как в соседние реки вернулись лишь 0,4-3,4 % меченых рыб. В 1976-1978 гг. из 67 млн. меченых мальков в разных реках Аляски не было отмечено ни одной особи, которая бы «заблудилась». Все рыбы вернулись в реки рождения. Высокую степень хоминга проявила горбуша и в местах акклиматизации: в оз. Верхнее (США) и на Кольском полуострове. Это подтвердило медленное заселение этим видом соседних рек, которое происходило в течение многолетнего периода акклиматизационных работ в этих регионах. Причем хоминг горбуши был высок как при низких (0,02 %), так и при высоких (до 12 %) промысловых возвратах. Ниже были оценки хоминга, полученные учеными СахНИРО Ф.Н. Рухловым и О.С. Любаевой на островах Сахалин и Итуруп. Ими отмечалась высокая встречаемость (до 20 %) сахалинской горбуши в уловах в районе Итурупа, хотя на Сахалине доля горбуши о. Итуруп в уловах была мала (до 4 %).
У наиболее близкого к горбуше вида — кеты, хоминг оценивается величиной 92-94 %. В пользу высокого уровня хоминга кеты свидетельствует и заводское ее разведение на островах Хоккайдо и Хонсю, которое достигло небывалых масштабов. Однако заводская кета не заселяет ближайшие реки Курил и Сахалина. О высоком хоминге свидетельствуют данные мечения атлантического лосося в р. Порья, которые дали возврат 97 % рыб. Следовательно, уровень стрэинга не превышал 3 %, что было аналогично с акклиматизированной на Европейском севере горбушей (2-3 %).

Ориентация в океане и пути миграций.

  Многих ученых привлекала эта проблема. Как лососи, да и другие рыбы со сходной биологией, ориентируются в океане и как они находят свою реку, озеро или рыбоводный завод, мигрируя на тысячи километров от мест своего рождения? Проведены некоторые эксперименты, выдвинуты предположения, разработаны теории, среди которых заслуживают внимания магнитная и хеморецепторная. Причем первая в большей степени относится к миграциям лососей в океане, а вторая — в прибрежных водах. Более убедительны доказательства специалистов о способах поиска лососями мест рождения на заключительном этапе миграционного пути — уже в пресных водах. Тем не менее до сих пор вопрос ориентации остается открытым и исследования в этом направлении продолжаются. Это тем более важно и интересно, что человек акклиматизировал тихоокеанских лососей в новых районах, что расширило экспериментальную базу и варианты миграционных путей.

Способность возрождения из «пепла».

  Среди специалистов-ихтиологов и населения известны случаи, когда горбуша, да и другие лососи, попадает в крайне неблагоприятные условия, которые казалось бы со 100 % гарантией должны привести к вымиранию или к длительному отсутствию этого вида в каком-то конкретном водоеме. Одним из таких примеров является замывание устьев некоторых небольших рек штормами, что довольно часто отмечается на Камчатке и в некоторых других районах Дальнего Востока. Это явление часто отмечают натуралисты. В частности, много примеров знает известный камчатский ихтиолог-краевед А.Г. Остроумов. В таких водоемах обычно воспроизводятся несколько видов лососей — горбуша, кета, нерка, кижуч, голец и др. Иногда сообщение реки с морем прерывается на год, два и более, что в принципе может свидетельствовать о выводе этого водоема из нерестового фонда для таких видов, как горбуша или кижуч. Особенно для первого, имеющего лишь двухлетний жизненный цикл. При этом ежегодно наблюдаются подходы лососей к бывшему устью такой реки при возвращении рыб на нерест, так как пресная вода обычно сочится через песчаную косу, преграждающую заход в реку. Рыбы подолгу кружатся у места фильтрации пресной воды, пытаясь попасть в родной водоем и выкапывая нерестовые гнезда прямо в прибрежной морской полосе. Последнее часто отмечается при очень многочисленных подходах лососей к небольшим рекам. Я наблюдал такое явление в начале 80-х годов, когда в течение двух лет было замыто устье небольшой реки на Начикинском полуострове у м. Каменистого. Однако, как только сообщение реки с морем возобновляется, лососи вновь заходят в нее на нерест, в том числе и горбуша, подходов которой в этот водоем в принципе не должно быть. Или по крайней мере, они должны появиться через какое-то время, в результате стрэинга — блуждания. Парадокс!? Кроме того, довольно часто штормами замывается одно из нескольких устьев большой реки, что также должно приводить к изменениям миграционных путей лососей. Так, в конце 70-х годов были замыты южные устья рек Кичиги и Маркеловской (о. Карагинский), и мне еще в течение ряда лет приходилось наблюдать подходы и попытки горбуши попасть в реки именно через эти устья, так как фильтрация пресной воды видимо все еще продолжалась.
На этот счет имеются и другие примеры, когда целое поколение, а иногда и несколько, могут погибнуть. Известно, что горбуша скатывается в море очень рано, причем самой мелкой из всех лососей. Некоторые поколения молоди из отдельных рек практически полностью погибают. Мне неод-нократно приходилось наблюдать скат горбуши под ледовый припай из рек, впадающих в Укинскую губу, при очень низких температурах, когда вода казалась безжизненной. Ледовые поля простирались на два-три десятка километров, вода была холодной — минус 1-2 градуса, а пробы, взятые для определения состава планктона, были пусты. Чаще всего этот период продолжался 10-15 дней и скатившаяся горбуша, особенно из малых рек, должна была погибнуть, так как период ската из них обычно короток и практически вся молодь попадает в неблагоприятные условия. В некоторых случаях такое явление отмечалось в течение двух сезонов. Однако, на следующий год взрослые рыбы вновь идут на нерест, хотя и не в таком большом количестве, как можно было бы ожидать. Тем не менее, возврат их на нерест был достаточным для воспроизводства в данном водоеме.
Бывают случаи гибели молоди лососей в отшнуровавшихся пресноводных водоемах, когда чайки или различные животные уничтожают молодь. Более двадцати лет назад проблему выживания молоди лососей в отшнуровавшихся водоемах бассейна р. Камчатки исследовал камчатский ихтиолог Б.Б. Вронский. Им был оценен ущерб воспроизводству некоторых видов — чавычи, кижуча, нерки и кеты, который в отдельные годы был значительным. Для чавычи он достигал 15 % генерации, а для других видов был ниже. В течение 15 лет мной проводились аналогичные наблюдения в одном из подобных водоемов, заселяемых молодью лососей в период паводков, в низовье р. Белой. Регулярные пробы, которые отбирались в течение сезона, свидетельствовали о значительной убыли молоди лососей в этом водоеме в связи с выеданием ее птицами, скудной кормовой базой и по другим причинам. По-видимому, в тех случаях, когда молодь лососей, из-за отсутствия паводка, не могла мигрировать в основное русло, то в зимний период она полностью погибала вследствие промерзания. Все это немногочисленные примеры возрождения лососей из «пепла».
  Сколько еще загадок и вопросов хранит природа в воспроизводстве горбуши, да и других лососей? От их решения зависит не только расширение наших знаний о биологии видов, а и рациональное использование запасов, являющихся основой благополучия большинства краев и областей дальневосточного региона. Наибольшее значение в этом имеет получение наиболее полной информации о состоянии популяций и стад лососей в отдельные периоды жизненного цикла и постоянный мониторинг. Добиться хороших результатов можно лишь совместными усилиями ученых и практиков. В этом деле необходимы усилия не только специалистов отдельных краев, областей или регионов, а и всех стран, обладающих запасами лососей. Этим целям служат совместные международные научные программы, соглашения и комиссии, в рамках которых нужные результаты могут быть получены быстрее и качественнее.