ЧУВСТВО ЛОСОСЯ.
Андрей Великанов

                                                                                                             Льву Строгину посвящаю

                                                  Классический заброс от автора.

  Эта небольшая книжонка не станет учебным пособием для покладистых новичков и не явится вожделенной конфеткой обструкции для признанных асов от рыболовных стратегий и тайн, она всего лишь проникнута чувством лосося, которое теперь или чуть позже, непременно раззанозит душу всякого чудака кто хоть однажды повертел в руках спиннинг или нахлыст.
  Лососевая биржа была накрепко зашпилена великим табу для обычного любителя спортивной рыбалки в советское время, - лицензионного лова даже теоретически нигде не значилось, а о термине "рекреация" никто и вовсе не слышал. Чтобы приобщиться к запретной семужьей угадайке надлежало слыть большим другом районного рыб инспектора или просто наглым с отменными спринтерскими качествами по пересеченной местности. В книжных лавках не мельтешило достойной современной литературы и вдрызг счастлив, топтался среди товарищей, обладать "Рыболовного календаря" Сабанеева, где вскользь отмечалось, что ни чета сёмга осетру в России, а пробавляется данной забавой верхушка петербургской знати на чухонских окраинах, да то, что шнуры для нахлёста проворят из конского волоса под руководством великомудрых по данному делу англичан.
  Мне доводилось быть и большим другом рыбинспекторов всякого калибра, да и самому злоупотреблять служебным положением, угождая внезапно вошедшему в кровь бесёнку - лососю, в те годы ихтиологам обществ охотников и рыболовов Росохотрыболовсоюза, где я напрягал немалый мозг, присваивались права младших инспекторов рыбохраны, со всеми вытекающими отсюда регалиями. Благодаря чему интимная рыбальная жизнь состаканила меня с реальными тузами отечественной лососевой заимки.
  Хотя врать не буду, товарное лососеводство дружно цвело в славном СССРе, где научники бойко клепали диссеры и статьи, рыбзаводы выпускали миллионы жизнестойких личинок, а на знаменитых Ивановских порогах на Неве у трудового контингента из местного рыболовецкого колхоза, за несколько пузырей бодряжки можно было ознакомиться с практическими результатами вышеупомянутых трудов.
  Теперь мимолётом обмолвлюсь, что это за каракатица такая - "рекреация". Совсем грубо - активный отдых (правильно почуяли - в сапогах, с пивком да с доброй "бабушкой" в лодочке, то же отчасти она самая, рекреация).
  В могучих коммунистических далях, так же как и проституции в СССР её не значилось. Всё и всем было бесплатно, а если Вам, как всегда не хватило, то кто виноват, что вместо ВПШ от университета на картошке горбатились. Хотя хитрющие капиталисты давно докопались, что гораздо выгоднее продать лицензию на спортивную охоту или рыбалку (это всего два козыря из несметной колоды направлений данного вида бизнеса и подчинённой ему научно-практической деятельности), чем коммерчески добыть зверя или рыбу, а после реализовать продукт с повышенным содержанием не балованных антибиотиками протеинов. Ведь чудик-спортсмен спустит столько денег и на причиндалы и на поездку и на харчи, что враз будут посрамлены коммерсанты!
  Годовой бюджет управлений рыбы и дичи во многих американских штатах десятки, а то и сотни миллионов долларов. К тому же сегодня два слова "поймал - отпусти" превратились в развитых странах из простой концепции в религию.
  Американские учёные ещё в конце восьмидесятых годов доказали, что соблюдая данный обряд гибнет всего четыре процента рыбин при ловле на мушку и шесть при блеснении. В общем, все, что делается для потрафления любителя активного отдыха и есть рекреационный бизнес. Но если даже в Канаде, где в конце тех же восьмидесятых, когда дотошные счетоводы оглоушили страну цифрами: коммерческое рыболовство, изымающее 85% лучшего поголовья лососевого стада даёт стране 7 млн. долларов, в то время как 15% добытых спортивным путём целых 43 млн.; выводов сделано не было. То, что говорить о России, где ничего не считают, а если и поднатужиться со счетами, то враз ошибутся.
  Лосось не рыба, это большая политика! - Однажды высказался у костерка мой американский рыболовный друган - Ведь ещё в индейских легендах за 8000 лет до рождества Христова "король - лосось" наравне с водой и огнём играл роль создателя. Жизнь оборачивается вокруг лосося!
  Обернёмся легонечко и мы, приняв как догму, что лосось есть философия, и образ жизни.

                            Немного систематики и прочей ученой фантасмагории.

Доводилось ли тебе, любезный читатель, спотыкаться на ровном лугу без видимой глазу выпуклости или досадной впадины? Именно такую систематическую каверзу являют собою братаны да сестрички лососевой породы - желанный червончик всякого рыболовного умейки и центр сосредоточения интересов исследователей. И если с дальневосточными голубчиками всё относительно просто (тихоокеанские красавцы нерестятся всего один раз в жизни и довольно легко различимы визуально по размерам и раскраскам), то у разновеличавой гвардии благородных лососей (обитатели атлантических вод могут нереститься несколько раз) ретивыми учёными умами не оспаривается разве что наличие жирового плавника и 7-9 лучей в анальном (у дальневосточных 10-16).
  "Главное довольство Камчатских обывателей состоит в разных родах лососей, которые летним временем порунно ходят из моря в реки, ибо из них делают они юколу, которую вместо хлеба употребляют. ...Если острогою ударишь в воду, то редко случается, чтоб не забагрить рыбу". С. П. Крашенинников "Описание земли Камчатки" С-Петербург, 1755 г.
  И всё это есть ни что иное, как сама истина, тоже верно и то, что дальневосточные лососи здорово различаются по жирности, чем, по-простому и обуславливается вкусность рыбы.
  Королём по всем параметрам слывёт чавыча, доступная прежде лишь партработникам да назойливым вертолётчикам.
  По-английски чавыча зовётся королевским лососем, что недалеко от истины - отдельные монстры могут достигать 50 кг. Попробуй-ка, поборись с таким динозавром на лесочку 0.3! Заходит в речки она, начиная с мая и великолепно хапает на приманки расцвеченные в ярко оранжевые и красные тона.
  Следующий по вкусноте - кижуч - бегущий вверх по рекам с середины августа. Снять с одного места за десять забросов рыбин шесть по 4-6 кг. каждая, реальный случай, особенно если нацепишь вихлявую чёрную нифму, сантиметров в восемь длиной. Немного похожа на кижуча - сима (отличается поперечными тёмными полосами) достигающая 6 кг. величины. Молодь этой "зебры" живёт в реках всего год.
  В постиндустриальном обществе из-за таких ранних скатов в море, одно время даже серьёзно обсуждался проект зарыбления бедствующих популяций атлантических лососей, например кижучeм. Этот мастер в реке питается, как правило год, а через три - четыре сезона прикатывает домой полноценной спортивной рыбой. Волею случая абсурдизм был обуздан, но отголоски брякнули и по России - в Мурманской области бросились разводить горбушу, которую видят любители в определённые годы и поныне. Интересно, что в природе горбушатки выклёвываются в декабре и до весны живут в родительном гнезде. Половой зрелости достигает уже на втором году жизни.
  Самая мордально красивая в брачном наряде нерка - малиновое с элегантной горбинкой тело завершает крючконосая оливоподобная злобная башка. Это, наверное, про неё всплакнул Исаак Вальтон в книжке изданной в 1653 году в Лондоне с названием "Настоящий рыболов": "Брачный наряд делает лосося настолько красивым, чего никогда ни достигнуть женщине подмалёвываясь даже самым дельным макияжем". (Попутно замечу, что часть этого монументального труда написана в стихотворной форме).
  Горбуша и кета настолько привычны и обильны отдельными годами на Камчатке, что их раздают бесплатно горожанам, а после массового нереста на реку и показываться страшно без противогаза - так смердят окрестности от разлагающихся рыбьих тушек. Что собирает на гастроли здоровенных медведей, делающих заготовки на лежебокую зиму.
  Настоящий камчадал не преминет насупиться если притащишь ему горбушу, но заулыбается кижучу или нерке, не говоря уж о чавыче. Здесь следует вовремя оговориться, что в дальневосточных водах обитает ещё одна королева бала - камчатская сёмга (по-английски - стальноголовый лосось) в купе со своей жилой формой микижей, составляющая отдельный очень мало изученный вид. Во-первых, они нерестятся всего дней десять в мае при температуре воды 0-6C. Инкубационный период составляет не более 5 недель, но что самое главное сёмга сохраняет способность к последующему нересту и скатывается обратно в море ( хотя 50% самцов в море вообще не выходит и достигает половой зрелости в пресной воде). Пестрятки остаются в речке от 2 до 5 лет и питаются ручейниками, бокоплавами и прочей насекомой ерундой. Эти рыбы конструируют точно такие же гнезда, как и благородные лососи, да и мордашками схожи с атлантической сёмгой, но уж никак не похожи на дальневосточных онкоринкусов. Основной вердикт остаётся, конечно же, за биохимиками и генетиками - только они ныне властны орудовать систематическим топором инквизиции по родо - видовым закоулкам систематического древа..
  На атлантических широтах сёмгой привычно обзывают рыб снующих в водах Баренцева и Белого морей, в то время как в континентальной Карелии и на Балтийском побережье за блесной или мушкой почему-то гоняется просто лосось. Хотя и опять тут наклёвывается мелкая неувязочка - на западе России, в бассейнах Ладоги и Онеги живёт припеваючи озёрный лосось - давно отшнуровавшаяся веточка от Балтийского стада, не выходящая в жизненном цикле за пределы пресных вод.
  От благородного лосося (сёмги) озёрников отличить легко по конопушкам разбрызганным ниже боковой линии. Также у конопатых икра помельче, да и ростом они послабее - взрослые кадры подрастают до 95 см., когда благородная сестрица может раздобреть да 40 кг. весом и 1.5 м. росточком. Здесь же под ногами периодически путается кумжа (есть жилая и проходная формы) которую даровитые знатоки узнают по более мелкой чешуе и хвосту - совковой лопате (она вывернется из кулачищ любого чемпиона, чего никак не станет с сёмгою, которая, при определённой сноровке, укрощается за хвост с лёгкостью) и рту заходящему в улыбке далеко за середину глаза. Кумжа случается также не мелкого ранжиру - Ладожским дедам попадались чурбачки и по 13 кг.
                                                                                                                              Продолжение >>>

(C) 1999 Андрей Великанов. All rights reserved. Все права сохранены.