По следам полосатого окуня под именем "фальшивый альбакор"
Андрей Великанов

   Разномастный и переспелый арбуз Нью-Йорка ( в девичестве - Новый Амстердам) по ранней осени жарою раскалывается на совершенно неравнозначные кусмандырики. Наиболее известные тут - торопливо жующий Манхэттан, с многоэтажными аляпами неонов Бродвея, прижимистым до денег Уоллстритом и темнокожим Гарлемом, Бронкс с шевелящим синкопы детской жалости зоопарком, Бруклин, где повсеместно кумекают что почем другу врулить русские еврейцы всех национальностей и патриархально девственный Лонг-Айленд, длиннючий клешнеобразный отщепок от материка, северная пипка которого надменно отвернулась от Метрополитен опера на без малого 140 миль.
  На этом острове, в местечке Каумсет в 1819 году появился на свет самый известный американский стихородитель Уолт Уитмен и его музей никак не минуешь, когда плетёшься по забитой машинами асфальтовой двухпутке. Маленькие, аккуратно приглаженные и холёненькие домишки ( некоторым годков эдак под 300), прилепившиеся по обе стороны американского просёлка, миниатюрные ресторанчики и забегаловки, ни тебе гигантских супермаркетов, ни мак-дональдсов, деревня одним словом. Хотя и входит в состав большого Нью-Йорка с 8 миллионами гуманоидов, согласно последней переписи 2000 года.
  А уж на самом конце совсем не скоростной дороги под номером 25, в местечке Ориент, свил уютное пенсионерское гнездище мой давнишний американский дружбан - Коля Карась. Он упорно вымаливает обзывать свою персону Карас, причём с ударением на первый слог, но язык не поворачивается намеренно исковеркать достойное рыбье погоняло, тем более, что и по образованию Ник ихтиолог, автор многочисленных популярных книженций, самые известные из которых Голец и Полосатый окунь, весом страниц по 400 каждая, да ещё с картинками - даже Буратино пролистал бы с превеликим удовольствием.
  Поэтому кому как не Карасю ведать про все экивоки и шуры-муры полосатых бестий, живущих в прибрежных Атлантических разгуляевых от Ньюфаундленда до Флориды. Собственно за этим я и заглянул на рыбацкий огонёк к 68 летнему седому таракану, слегка подхрамывающему на правую ногу - спасибо осколку северокорейских барбудос, метко пулявшим по залётным американоязычным солдатушкам в начале пятидесятых.
  Маслица на сковордень добавляло и то, что в предварительных телефонных и имейльных распасах шустренький американский дедушка разливал по стопарям 100% уверенность в исходе миротворческой операции под кодовым названием полосатый рейс.
  Эта трофейная рыбка относится к семейству серрановых или каменных окуней ( в мире около 400 видов с некоторыми рекордсменами достигающими 3.6 метров в длину и 350 кг в ширину), обитающих в прибрежной зоне среди скал, кораллов или водорослей, где ребята набивают пузишки креветками, крабами, омарами, рыбами и… медузами.
  Сегодня приличным считается полосатый хищник кг под 20, хотя в начале века в сети ловились жаботинские и по 4 пуда. Современный рекорд на спиннинг зафиксирован в 1967 году у берегов Массачусетса - 37 кило.
  В наших водах вольные каменщики представлены черноморским ларваком (до 12 кг) и обитающим в бассейне Амура китайским окунем ауха ( до 8 кг). Но уловы их незначительны, а о спортивном аспекте и тереть махорку не будем.
  В Северной Америке зато это один из столпов спортивного рыболовства, желанный гульден в коллекции любого от рыбных задоров нумизмата. Хотя канули в летописи времена, когда по выражению Томаса Мортана (1632 год) для поимки этой великолепной рыбы нужен был лишь крючок, леса и лобстер, а окунь сам как-бы насадится.
  Предки Колюни ещё в конце 19 века дёрнули через океан из западно-украинских джунглей, и, хотя он конфеты с салом не балует, но человек по своей структуре основательный и дотошный. Такой предусмотрительности, запасливости и организованности я не припомню ни у кого в прежних моих похождениях и думаю, что Карась мог бы без запинок каптёрить как в гималайской экспедиции, так и в администрации президента России.
  Все мыслимые, даже лишь в теории упомянутые рыбацкие прибамбасы, были у него под рукой.
Эхолоты, глубиномеры, разнообразнейшие приманки как живого, так и искусственного происхождения, дальномер, рация и магнитола со стерео музыкой, аптечки, столики, стульчики, держалки и скребки для зачистки трофеев. Про блёсны и другую мелочёвку даже упоминать не стоит, страниц солидного каталога будет недостаточно для простого перечисления всех присутствующих на борту железок.
Скажу лишь, весь этот воинственный, с остро наточенными крючками, хоровод размещался в двух ящикоподобных пластиковых хранилках, которые по размерно-весовым характеристикам преспокойненько могли использовать бодибилдеры развивающихся стран для утренней зарядки. У дедули значилось даже шестисотдолларовое телевизионное устройство с передающей камерой на 30 метровом шнуре, опустив которую можно было в удовольствиях сечь за рыбёшкиными па-де-де вокруг приманки. Одна беда, удилища у Ника были под стать его возрасту - поросшие мхом тяжеленные пластиковые дрыны, любому пастуху на радость, с наижелезнейшими кардиналками ( на них даже присутствовало клеймо ABU - ZEBCO, что обозначало что спящим внутри подшипничкам и крутящему моменту никак не менее 40 рокив в обед). Хотя катушки смотрелись на солнце совсем не плохо завлекательными одеждами ( одна ярко зелёная, другая - красная) и в случае надобности смело пошли бы в ход для колки грецких орехов под вечерний ликёрчик или ещё для чего посерьёзнее.
  И капитан Карась уверенно твердил, что ничего лучшего этих абушек в мире не выдумано. Я молча кивал головою и припоминал своего дедушку Ивана Ивановича досыта пробавлявшегося разноячеистыми сетчонками в Новгородской губернии и кроме бородатой Невской инерционки- тарахтелки не признававшим ничего иного на рыбацких горизонтах.
  От Ориента до окуневых стойбищ не более 20 минут ходу на новеньком 90 сильном Меркурии вдоль небрежно организованной выставки островков и маяков - северных прихвостней Лонг-Айлендского утёса. В конце 19 века эти разновысокие мигалки здорово помогали загулявшим в Атлантике капитанам, оберегая посудины от внезапных поцелуев с плевками суши и невидимыми рифами. Сейчас, ясный перец, всё поглаже, если даже у первоклашки в кармане вместе с перочинным ножичком и презервативом иногда болтается и джи-пи-эс. Один из островов, Коровий, примечателен хим. лабораторией по изучению болезней скота - ежели нечаянно выберешься на сушу, то обратно придётся вызволяться не менее недели, таков срок дезонации штиблет от якобы подцепленных тобою микроорганизмов. Мы выпорхнули из под пуховых перин с рассветом, но на празднике жизни обнаружили себя отнюдь не единственными страдателями за полосатыми смокингами. Не менее двадцатки фасонных галеонов фланировало туды-сюды ощерившись грозными штыками спиннингов и нахлыстов. Это как раз и были те тузищи, что предпочитали активную рыбалку, где и нам предстояло занять достойную беговую дорожку. Каменные окушарики питаются в основном с пола, что и предопределяет сноровки и хитрости в охоте на полосатиков. Глушишь мотор и стучишь 100 граммовой блесной-болванкой размером с ладонь невдалеке ото дна. Дело в том, что между прыщами островов тянет совсем не слабое приливно-отливное занудство и расстояние в 250-300 метров укладываешь не более чем в пять минут упражнений со стеклопластиком и блестючей железячиной с крюком в мизинец длиной заместо хвоста. После заводишься и вновь двигаешь на исходную, дабы опять произвести вышеописанную безхитростную летку-енку. И всё это в хороводе с прочими ревнителями от рыболовно-методического культпросвета, того и гляди ширкнут настырники второпях мотором об твой борт!
  Большого действия вокруг не происходило - так в впопыхах палили бензин и загрязняли Атлантику штопая неровными стежками пролив между Ориент-пойнт и Коровьим островом , только пара-тройка лодок подцепила каких-то не крупных козявок, но явно не полосатиков, это было бы заметно и без бинокля. Он не прыгает, но подавит на мускул на все девяносто девять. Ник говорил, что середнячка под десятку волохаешь не менее 20 потных минут. К слову, такого размера окуни достигают к 8-9 годам, а 14 летние долгожители тянут не менее четверти центнера, но разве такого балбеса припутаешь в несуразной толпе самозванных Дерсу Узала и Татанок Иотанок?
  На солнушке мордасам было не уютно от жаров, ну а за спиною высокой рубки Карасёвского траулера во всю прыть шпанила холодрыга помноженная на нахальный доставучий ветрюган со стороны Ньюфаундленда, вот и приходилось не только кивать спиннингом, но ещё и ёрзать в двухмерном пространстве, дабы не застудить слабо поросший шерстью орган по имени голова.
  Ну всё - таки как славно значиться в списках приглашённых особ - не за фиг не волноваться, не чувствовать и соринки ответственности за происходящие рутины, время от времени с ленцой роняя на уши капитана спагетти : - А не испить ли нам граф кофею или пива… Честно признаться джигание я и ранее недолюбливал, ну а когда конвульсируешь без успеха, да ещё в толпе подобных тебе суетливых междометий, то и совсем мозги набекрень пойдут. Хотя пару раз и мне пришлось симетировать поклёвку зацепившись по видимому за не на месте выросшие каменюги, оторвав при этом дорогущие блёсны.


  Подустал и знаменитый автор манускрипта об окунях, а может высокооктанового бензину стало жаль, но как-то незаметно мы перешли к статичной части полосатого проекта - принялись чамить, что если упростить до понимания соседа с первого этажа - Вовочки, ловить на донку. Вообще-то слово чам по аглицки обозначает привычную дальневосточную кету, зато на сленге ребятишек с атлантического побережья это кормушка для приманивания окуней.
  В нашем случае капитан Карась припас солидное пластиковое ведро с дырками величиною с ленинский юбилейный рубль по бокам, прицепленное 15 метровым концом к катеру. За раз туда влезает не менее десяти кило разнообразных вкуснючастей, таких душисто-вонючих что сам бы с голодухи слопал!
  Ник намухлевал коктейль из морских петухов и филе атлантических карасей или порги, тоже трофейной рыбы иногда вытягивающейся до 40 см, а по вкусу похожую на обычного озёрного линя. Для запаха подмешали с килограммчик крупных крабов, тех, что по недосмотру запарила в холодильнике Ширли, Карасёва супружница. Ведро с приманкой валится за борт и источает прелести не менее чем на милю, а гипотетическая прямая соединяющая лодку, кормушку и насадку на рыбацком наречии обзывается чамной линией, пересекать которую даже метрах в 50 ниже приманки считается достойным свирепой укоризны, а в негритянских кварталах за данный фиртуль и вовсе схлопочешь по фейсу. На насадку идут и крупные черви и крабы и кальмары, но бесспорно наипревосходнейший результат даёт живая приманка. Для этих целей Ник припас манхедена, 20 - 30 сантиметровую селёдочку, которую сажали на полуметровый поводок с тройником ( можно цеплять у грудных плавников или за нос, кто баловался снасточкой знает как минимум с десяток позиций данной камасутры), который в свою очередь крепился к ромбическому грузу - для доставки главного козыря к надлежащему столу. Гиды-профессионалы из живых приманок выделяют также анчоусов, селёдку-шед, крупных полихет, но конечно же королём-королевичем во все времена считался образ привычного в Литве или Эстонии угря, уроженца Саргассова моря. Этот жирнючий шланг, будучи посаженным на крюк, наиболее естественно переживает смертный приговор Рев.Трибунала. Кстати именно на угря, в эту же ночь, один из Колюниных собутыльников обхитрил полосатого грубияна под 20 кг, вот и песня вся.
  Каменные окуни прекрасно видят, их глазные палочки и колбочки устроены по человеческому принципу, а значит и обманка должна быть на уровне. Лучшее время для чаминья - сумеречные часы, хотя при голодухе полосатые разбойники порют всё подряд и на часы на заглядывают. Но лишь братишка набил кузовок, пиши - пропало, не польститься и на крем-брюле с изюмом в вафельном стаканчике пока не очистит пищеварительный тракт.
  Нам подфартило зачалиться в лучшем месте, на глубинах около десятки, где как подсказывал эхолот, на дне присутствовали значительные неровности, где по определению полосатый идол должен в очередь стоять за блесной или подставной рыбкой. Но, как не аппетитны глазу были красные крабовые шкурки, сколько не подмолаживал чамную линию домашними заготовками седой капитан ( для фасону он беспрестанно шинковал на деревянной разделочной досочке всякого разного, по большей части конечно рыбного, тухлячка), полосатый окунь на званный ужин так и не объявлялся.
  Прошло не менее трёх полных оборотов часовой стрелки и наших посиделок в обнимку с приманкой под пивко и мужицкие балагурки. Скучища!
  Разнообразия в Саврасовские осенние мотивы вносили три молчаливых, совсем не молодых грека ( мы определили их историческую родину по маленькому голубому флажку на носу дорогого катера из пластика) раз за разом подрезавшие наши лесы, в потугах затролить кусочек окунёвого счастья у чужой приманки.

Сучьи дети! Кто ж так делает, негодники! - Карась в негодовании вскакивал с банкетки и разгонял кулаками воздух, добавляя уже потише совсем нецензурную бранчливую тираду.

 - Суха теория, друг Колюня, надо было шитика запасать, - процедил я. Но капитан всё одно не распознал язвительных укоризн, ибо на русском наречии он бум-бум оченно мало, а когда начинает спивать по западно-украински, то и совсем каюк.
  Всё, стопор - течение в занятых позициях поменялось на обратное, начался отлив, а это конец и прописано в окружающих ландшафтных меню как не самый лучший соус для ловли каменных окуней.
  В итоге мы безрезультатно ( не считая истраченного бензина) провели в океане часов девять и совсем было засобирались домой, как вдруг Колюня необычайно споро подхватил из рубки бинокль и застыл в позе адмирала Нахимова при приближении вражеской эскадры :

Тунцы! - Его рука взметнулась в сторону ближайшего бело-красного маяка, органично припарковавшегося на не большом рифе метрах в двухстах северо-восточнее.

Ничего особо примечательного там не обозначалось, за исключением, пожалуй, галдящих чаек, пикировавших на метровые волны с неимоверной настырностью.

Это они долбят анчоуса, а с низу их поджимает альбакор!

Ну кто из нас не мечтал пободать тунцовых, исполнителей самых заглавных ролей в рыболовных иерархиях. Я и прежде слышал байки про торпеды в рыбьих одеяниях и не мог поверить тому изумруду, что внезапно ввалился в нашу дырявую кошёлку.

- Гони, гони быстрее! - Словно Фурманов прикрикнул я на капитана, но тот без прочих подсказок взвыл всеми меркурийными лошадями и направил нос в сторону базаров любимого персонажа Антоши Чехонте.
  Тунцы рыбы стайные( в стае может быть и 50 000 голов), активно двигающиеся пелагические хищники. Питаются в основном рыбой, головоногими моллюсками, а также планктонными ракообразными. Могут запросто совершать кормовые миграции до 10 тысяч километров. Как-то помеченный учёными альбакор за 11 месяцев протопал 7840 км! Наиболее распространённый представитель из крупных тунцов - синий( до 3 метров и 375 кг) частенько преспокойненько шлёпает из Индийского океана в Тихий и обратно.
  На приманку может припутаться как килограммовый валетик, так и 300 кэгэшный громила. Никому не ведомы Посейдоновы мухлёвки. И держите ножичек наготове, если нервишки ни к черту - чирк по лесочке и всё!
  В отличии от прочих рыб, являющихся холоднокровными, температура тела у тунцовых выше окружающей воды, что определяется постоянной деятельностью мощной мускулатуры. Ничего не скажу про молекулярно-белковую премудрость, замечу лишь, что просаливается тушка плохо, если пластовать на толстые, сантиметров по пять, куски и слить на второй день тузлук. Хотя и солёный он необычайно нежен и вкусен, вместо беломорской селёдочки под шубу со свёклой и майонезом ложится просто отменно, а если к стопарику бодряжки приложить, то и совсем друзья.
  Ловля тунцовых это либо дорожка, только более активная по скорости и применямым насадкам, либо в догляд, когда по птицам определяешь местонахождение анчоусов, селёдок или иной заманиловки и делаешь забросы блесны или мушки, свободно импровизируя по ходу пиессы. Но и здесь постоянно приходится сдвигаться на моторе во следу кипящей от атак снизу мелочёвки.
 Для новичка порекомендую обычные воблеры, они работают отменно на всех глубинах, ведь тунцы охотятся стайно и разбойничают рыбу от самой поверхности ( благодаря этому их и видно по птицам галдящим над морем) до глубины 200 метров. Ловят разбойников в основном мультами, но и спиннинговые катушки сойдут, лишь бы лесы побольше и попрочнее. Для тунца вымотать 100 метров, как первомайский плевочек под ноги милиционеру - попробуй догони!
  При поклёвке на лодке оставляют только одно удилища, дабы уйти от перепутывания лесок, а в заключительной стадии орудуют сачком или багром, в зависимости от лотерейного билетика.
  Морскую курицу ( так за цвет и не рыбный вкус мяса зовут тунца ) следует просекать крючком как минимум от локтя, иначе не избежать сходов и последующих огорчений. 
  Своего первого в жизни альбакора я подцепил на тревиальнейшего тобика граммов на 20 всего то. Правда после заброса по какой-то внутренней интуиции руки сами собою делали секунд на 10 паузу, давая блесне немного заглубиться. Тут то дедов стеклопластиковый вурдалак оказался в самую пору - всем проделкам упрямца было противопоставлено веское коммунистическое прости.
  Техника вываживания тунцовых чисто силовая - вначале руками поднимаешь спиннинг вверх, затем резко опускаешь и подматываешь образовавшийся провис. Но тут тоже не всё так просто, в отличии от речного крупняка, морские гордецы порою давят в глубину, уходя под лодку, вынырнув с совершенно неожиданного боку. Тут уж приходится носиться взад-назад с перекошенным от утомления лицом и выкрикивая злоязычным товарищам : Лыжню!
  Конечно тунцовые значительно сильнее лососиков, а тем более судаков или щук. Трёхкилограммовый тунчик не сдаст позиции менее чем за 15 минут и втащишь ли ты его в лодку, без сноровки это ещё как сказать. По этому частенько при вываживании трофея используют специальный пояс, куда для упора вставляется комель удилища, что даёт возможность хоть небольшого, но передыха утомлённым рукам.

Фальшивый альбакор, - весело изрёк Ник после того как колотушкой промеж рогов угостил моего первого гвардейца кило на четыре, уж так он вертухался по лодке не смотря на предшествующее 22 минутное аутодафе.
Что значит фальшивый? Стоило только что-то изловчить и оказалось не настоящее!?
Да нет же, это самый классный тунец, что повсеместно в консервы идёт, а в ресторанах называется на все лады, настолько вкусен и податлив даже новичкам от поварского цеха. - Успокаивал Карась, - настоящий альбакор будет если ты подцепишь чего-нибудь кг под 30, а это на рыбацком жаргоне фальшивый, денег меньше от перекупщика и вообще слабак.

  Ничего себе слабак, вывыживая этого красавчика я испытал не менее упорства и хитростей от оппонента, чем от сёмги на двенадцать. Может все эти душевные размусоливания произрастали из-за необычности обстановки, когда глазу не зацепиться ни за дерево ни за гору, когда ощущаешь себя незваным дервишем в чужом королевстве и ещё неизвестно кто - кого и куда быстрее подтянет!
  Случай обласкал и капитана. Подсмотрев моего тобика он тотчас огрузил снасть в правильном направлении и привёл к общему знаменателю такого же бодучего близняжку, которого сам и подсачил.

Маловат для багра, но колотушкой угостить живчика всё равно придётся, наче всю лодку засопливит, - приговаривал довольный неожиданным оборотом событий Карась.

  Мордасы наши значительно зарумянились от десятичасовых солнечных ванн, тут одевай, не одевай шапку, всё одно - даже отражённый от воды ультрафиолет подпалит кого угодно. Здесь нужен обязательно защитный крем, к чему мы с красногалстучного детства ну никак не приучены.

Ну поймали окуня? - Поинтересовалась вечерком Ширли, мазнув беглым взглядом по нашим довольным лицам.
Два штука! По имени фальшивый Альбакор! - По пионерски отрапортовал я и приложил руку к козырьку бейсбольной кепки.

  Она непонимающе хлопала глазищами и не находила, что отпасовать в обратную сторону.Одно слово - тётка, хотя и жена профессионального окунёвого баламута.

                                                                                                              Октябрь 2000 - апрель 2001